На Донбасе люди перебираются жить в копанки

86d02c6d

копанка «Я пытался устроиться на стандартную шахту, однако меня не приняли из-за неприятностей с состоянием здоровья, — говорит 23-летний Алексей. — Тут проработал 3 дня, обрел 300 гривен.

Никто не берется сообщить в точности, сколько у нас по всей Донецкой области копанок. Одну обнаруживают, засыпают, а через неделю на ней вновь достают уголь и рядом копают еще. В органов внутренних дел рассказывают, одолеть такой нелегальный бизнес невозможно. Пока мелко от плоскости есть ярко-черное золото, его будут доставать… Отбойным молотком, лопатой, без неких особенных средств персональной обороны. В тесные тоннели, рискуя жизнью, влезают и прежние шахтеры, которых рассчитали по положению состояния здоровья, и совершенно юные пацаны. О травмах особенно не сообщают. Корреспондент издания «Донецкие новости» поучаствовал в рейде в Зугресе и Снежном. Действующие к приездам правоохранителей пристрастились. Некоторые из них заменили не одну копанку.

Шахтеры иногда сами не понимают, законно они работают либо нет.

«Я тут на время. Однако денежных средств получу, чтобы одеться, и в Донецк — на стройку либо на законную шахту». Так тут рассказывают все юные ребята. А также смогли проработать на 2-3 копанках. Признаются, что отыскать свободное место на незаконной угледобыче является все труднее. Не поскольку копанок стало значительно меньше — желающих заработать все меньше.

Определенные незаконные шахты работают напрямую по соседству с многолюдными местечках. А были места и в глуши, куда милиционерский «Ланос» не добрался — самосвалы с углем вылакали чересчур бездонную колею. Понадобилось кидать авто и топотать пешечком. Добро земля озябшая. Правоохранители рассказывают, когда весной автодорога преобразуется в грязевую жижу, они одевают пластиковые ботинки и… вперед на поиски. Так до места работы доезжают и определенные шахтеры среди региональных граждан.

Буденновский аллюр — так при СССР именовали каменоломню в Зугресе. На прошлой неделе тут закрыли одну копанку, вывезли уголь, компрессор, лебедку. В «кайбаше» еще осталась вставная одежда шахтеров, находятся лопаты, автомобильные сидения, на которых проводили свой отдых. Еще не так давно тут вовсю бурлила работа. Вверх за сутки вручали
тонн по 8 угля. Работали в 3 замены.

В обветшалой деревянной постройке, которую от ветра и снегопада сохраняет только материал, продолжает сторожить охранник Е.. Среди комнатки -самодельная печка-буржуйка. Добро на улице можно собрать хоть какие-то часть угля. Парню 22 года, а за плечами несколько копанок.

«Дальше также есть копанки. Я сам прежде начинал с добытчика, затем пришел сюда. Местного владельца я не понимаю. Работы здесь шли целые сутки всегда. Знал, что шахтерам уплачивали по 90 гривен. за тонну полученного угля. Я приобретаю 150 гривен. за перемену. Я сам из Зугреса, стандартной работы не отыскал. Постараюсь осенью устроиться на законную шахту», — говорит Е..
Законные мини-шахты в Донецкой области также есть. Определенные не отличишь отподпольных копанок.

«У нас порядка 60 личных заводов имеют лицензии на подготовку недр, которые создают добычу угля. Они строят незначительные здания, создают обнаружение плоскости и достают дырочным методом. Очень многие люди даже не подозревают, что это личное предприятие, имеющее лицензию. Полагают, что копанка», — говорит заместителя начальника спецотдела УГСБЭП ГУМВД Украины в Донецкой области Александр Выборнов.

Вполне может быть, законных шахт было бы больше, если б не наши господа-бюрократы, которые постоянно драпируют обсуждение любых дел, и большая цена лицензии на подготовку недр. Изобретательные бизнесмены предпочитают платить каждый день денежные штрафы и возобновлять рыть, чем работать официально.

Сегодня предельные денежные штрафы за нелегальное проведение угледобычи составляют порядка 12 млн. гривен. В день копанка может давать владельцу порядка 3 млн. гривен. Впрочем данная цифра очень неясна. Это целиком зависит от производительности слоя, качества продукта, ну и, как рентабельно сумеешь реализовать. К слову, словить учредителя выходит далеко не всегда.

«За минувший год по прецедентам нелегальной добычи угля возбуждено не менее 130 криминальных дел. К ответственности привлекаются около 50 учредителей копанок. Все дело в том, что далеко не всегда действующие понимают фамилию собственного руководителя либо номер мобильного. Довольно часто их возит и платит им денежные средства посредник», — сообщает Александр Выборнов.

О травмах предпочитают промолчать.

В Снежном стоило у стелы повернуть с автотрассы налево, проехать пару сотен километров по населенному пункту и вотона, копанка, во всей своей красе. И скажи, что региональные о ней не могли знать! нагруженный углем «КАМАЗ», шахтеры в убое еще некоторое время работали, пока им не рассказали, что пора расти на плоскость. Копанка не особенно бездонная, может, километров 5 вверх. А далее пролаз высотой немного выше колена (такие могут тащиться над землей на 100-200 километров). В нем в полулежачем пребывании и работают горняки. Засыпают уголь в особую железную емкость, затем лебедчик поднимает ее вверх и перегружает содержание в самосвал.

«Я пытался устроиться на стандартную шахту, однако меня не приняли из-за неприятностей с состоянием здоровья, — говорит 23-летний Алексей. — Тут проработал 3 дня, обрел 300 гривен. Человек 1 просил его сменить. Я прежде также шел по подобным дыркам. Специальности я не имею, завершил 9 классов и пошел работать. Доставал естественный камень и т. д. Копанки — самое трудное из всего, что пытался. Было такое, что снижалась кровля. Меня 3 раза травмировало».

Сколько еще подобных нелегальных угольщиков приобрели травмы, никто не знает. Учредители копанок пытаются о подобных случаях замалчивать. В органов внутренних дел есть статистика по потерянным. За минувший год — 3 мертвеца.

Алексей также верит, что копанка — это на время. Желает уйти в Донецк на стройку. Говорит, денежные средства необходимы. «Чтобы отправиться, нужно очень много денежных средств. Отыскать жилище, одеться», — говорит молодой человек.

Перед органами внутренних дел регулярно вертелся бездомный Юрий, либо Юстас, как он себя именует. Такая себе локальная достопримечательность. Говорит, приколотился к угольщикам, ночует в «кайбаше» рядом с копанкой, попутно и сторожит. Сам региональный, однако после 18 лет тюремной жизни за блатные дела лишился всего. На независимости вот уж 4 года. В целом, люди различные
на копанках встречаются.

«Мы даже не знаем четкого числа копанок. Сегодня мы ее устраняли, неделю она не действует, а затем кто-то другой прибудет и начинает работать. Данный бизнес трудно одолеть. Вполне может быть, если ужесточить обязанность и облегчить технологию принятия позволительных бумаг… Либо необходимо просто дожидаться, пока копанки сами не выработают. Еще немножко осталось», — говорит правоохранитель Александр Выборнов.

Как сознались в органов внутренних дел, наказывают лишь учредителей копанок, а обычных сотрудников не беспокоят, впрочем заключительные также подпадают под ответственность. Вот и кочуют угольщики от одной прикрытой копанки к другой. А где еще деятельность отыскать в небольшом шахтерском городе?

На обратном пути в голове вертелась лишь одна идея: «Как же замечательно, что я появился на свет в Донецке». Хорошо с той фантастической Европой, куда мы так неукоснительно хотим, мегабогатой Америкой. Как прекрасно, что в Донецке, где у тебя есть выбор: пойти работать на автозавод, фабрику, в супермаркет либо неизвестно куда еще, а не туда, куда надо будет…

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>